Дорогой мой человек

July 29, 2021  •  Leave a Comment

Николай Иванович Ионкин Николай Иванович Ионкин Доцент кафедры Вычислительных методов ВМК МГУдоцент кафедры <a href="http://cs.msu.ru/persons/ionkin-n-i" target="_blank">вычислительных методов</a> ВМК МГУ.<br/> Заслуженный преподаватель Московского университета (2000). Лауреат премии им. М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2011).<br/> Начальник курса 1977-1982. Воспоминания Николая Ивановича Ионкина, доцента кафедры вычислительных методов факультета ВМК МГУ о

Борисе Ивановиче Березине

Гвозди б делать из этих людей:

Крепче б не было в мире гвоздей.

Н.С. Тихонов

     С Борисом Ивановичем Березиным мы дружили 45 лет, и за столь долгий срок я не раз убеждался в старой истине: талантливый человек талантлив во всем. Бориса Ивановича уважали коллеги и студенты факультета ВМК, с его авторитетным мнением считались в учебном отделе ректората МГУ, а мы, его друзья, с удовольствием проводили с ним не только рабочее время, но и часы досуга.

     Борис Иванович работал на сложной и ответственной должности заместителя декана факультета ВМК в самые драматические и тяжелые годы не только в жизни Университета и факультета, но и всей страны. Он был неутомимым трудягой, прекрасным педагогом, отдававшим все свои силы процветанию не только родного факультета, но и всего Университета. В связи с юбилейной датой – 70-летием со дня рождения Бориса Ивановича- мне захотелось вспомнить наиболее яркие и интересные факты из его биографии.

     Мы познакомились в 1972 году. В то время я отвечал в профкоме факультета ВМК за спортивно-оздоровительную работу с аспирантами и сотрудниками факультета. В те годы был очень популярен волейбол, и я как-то раз уговорил Бориса Ивановича прийти на тренировку. В тот вечер в спортивном зале собралась весьма серьезная компания: Д. П. Костомаров, В.Г. Сушко, А. А. Сапоженко, Е. Г. Дьяконов., Ю. Г. Оксюкевич., Ю.И. Мокин, Н.И. Ионкин. На тренировку также пришли аспиранты: Б.И. Березин, Н.В. Арделян, Н.Н. Новик и другие молодые ученые.

     Кстати сказать, мы в те годы не только играли в волейбол, но увлекались и другими видами спорта. Борис Иванович стал мастером СССР по парусному спорту, а я был чемпионом МГУ по легкой атлетике. В общем, можно с уверенностью сказать, что именно любовь к спорту нас и сблизила. Вскоре у Бориса Ивановича обнаружились недюжинные организаторские способности, и он взял в свои руки руководство нашей волейбольной секцией. Вот тогда-то мы и подружились, как впоследствии оказалось, на долгие годы. С тех пор наши встречи и дружеские посиделки по разным поводам и в разных местах продолжались до последних дней его светлой жизни.

     В ходе общения с Борисом Ивановичем выяснилось, что у нас немало общих интересов и увлечений: мы оба были и спортсменами, и дачниками, и грибниками, любили посиделки в хорошей компании приятных людей, да и взгляды на многие вещи у нас совпадали.

     Особое удовольствие нам и другим коллегам с факультета ВМК приносили регулярные посиделки-чаепития, организатором которых был Ю.Г. Оксюкевич, заместитель декана по административно-финансовой работе. Завсегдатаями этих неформальных встреч были: Х. Рамиль Альварес, Б.И. Березин, Е.А. Григорьев, В.Ю. Решетов, Н.И. Ионкин, позднее в наш неформальный коллектив влился В.Г. Кульченков и другие коллеги. Происходили эти неформальные встречи в обеденный перерыв с 12-05 по 12-50 ежедневно в рабочие дни. В кабинете уважаемой хозяйки М.М. Козловой Хосе готовил крепко заваренный чай, который затем разливался в чашки и граненые стаканы. На столе всегда было печенье, сахар, сушки, а по праздникам даже торт. В непринужденной обстановке легко завязывалась оживленная беседа на самые разнообразные темы: будни кафедры, спорт, общественная жизнь и многое другое.

     Конечно, всех ежедневно интересовали последние новости нашего факультета и университета. Борис Иванович был одним из самых активных участников наших посиделок. Человек с замечательным чувством юмора, он любил анекдоты и прекрасно умел их рассказывать. Ну, а мы к каждой неформальной встрече делали свои «домашние заготовки» - узнавали новые анекдоты, которыми с удовольствием обменивались, поднимая настроение друг другу. А какие горячие дискуссии о спорте велись на этих коротких встречах! В спорте, как известно, все считают себя знатоками. Однако многие участники наших обеденных посиделок были бывшими спортсменами и в силу этого могли судить о спорте профессионально и давать главным матчам и действиям известных спортсменов вполне компетентные оценки. Все мы тогда следили за спортивными новостями и, конечно, не удерживались от соблазна сослаться на свой собственный спортивный опыт и вынести окончательный вердикт. Борис Иванович обладал обширными знаниями в области спорта, всегда давал очень точные оценки и делал верные прогнозы. Он горячо и аргументированно отстаивал свои позиции и страстно болел за отечественных спортсменов. Не раз он заключал со мной пари о том, кто станет победителем в том или ином матче, я тоже делал свой прогноз. Должен признаться, что в итоге количество выигранных и проигранных пари было у нас с ним практически равным.

     Борис Иванович очень любил свою дачу, в особенности - замечательный сад, который часто пополнялся новыми плодовыми деревьями и кустарниками. Дело в том, что мы регулярно обменивались саженцами, которые росли на наших садовых участках. До сих пор у меня на даче прекрасно цветут и плодоносят сливы, которые мне привозил Борис Иванович из своего сада, а у него на участке замечательно прижились кусты смородины сорта «северный великан», дающие обильный урожай крупных ягод. Одним словом, садоводством мы с Борисом Ивановичем увлекались так же серьезно, как и спортом, даже ездили за саженцами в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию и в другие питомники. В саду Борис Иванович забывал на короткое время обо всех проблемах. К сожалению, отдыхать на природе ему удавалось недолго и не часто. Весной и летом, когда у садоводов самое горячее время, Борис Иванович, как замдекана по учебной работе, был перегружен важнейшими делами: выпуском очередного курса, экзаменами и пересдачами студентов, приемом студентов на первый курс. Зная об этой его жаркой «страде», я несколько раз за лето приезжал к другу на факультет с «дарами садовода»: привозил клубнику и другие ягоды, кабачки и помидоры – некоторые весом до 700 граммов. Было приятно наблюдать, как радовался Борис Иванович моим  «гостинцам», и сознавать, что смог его отвлечь хоть ненадолго от напряженной работы. Нельзя не сказать, что Борис Иванович много лет работал с полной самоотдачей, и времени на полноценный отдых у него, к сожалению, не было на протяжении десятков лет. В этом, на мой взгляд, заключалась его жизненная драма и причина несвоевременного ухода из жизни. В редкие дни и часы отдыха Борис Иванович занимался не только садом, но и перестройкой своего загородного дома. Он охотно делился этим со мной, а я как человек с большим опытом работы в ССО (студенческих строительных отрядах), в которых трудился восемь лет подряд в летние каникулы, выкладывал ему свои соображения и давал советы, которые впоследствии пригодились Борису Ивановичу на практике.

     Я всегда понимал, что люди с такими чертами характера, какие были у Бориса Ивановича – трудолюбие, исключительная порядочность и честность, ответственность, скромность, любовь к окружающим людям и к Родине – не рождаются, все эти качества воспитываются в семье. Подобными чертами харатера в полной мере обладал Борис Иванович, они есть и у его сестры Нины Ивановны, и у замечательного сына Бориса Ивановича – Сергея. Трудолюбие было ключевой чертой характера Бориса Ивановича. Он никогда не почивал на лаврах, а постоянно работал над собой. Решая вопросы той или иной степени сложности, Борис Иванович аналитически выстраивал стратегию (математик, как никто иной способен проанализировать свои действия для достижения цели на много шагов вперед) и очень эффективно работал на всех этапах над реализацией выработанной стратегии. Самоотдача при этом у Бориса Ивановича всегда была максимальной, работа отнимала у него много времени и сил. Сегодня мы бы назвали Бориса Ивановича модным словом «перфекционист».

     В тяжелейшие годы для нашего факультета ВМК, всего МГУ, да и нашей страны в целом (речь идет о начале девяностых годов прошлого века), Борису Ивановичу удалось поддерживать на достойном уровне не только учебный процесс, что входило в его прямые обязанности, но и успешно решать все хозяйственные дела факультета, а также исполнять обязанность декана в период летних отпусков. Замдекана Березин не боялся никакой работы. Нередко можно было видеть, как он таскал коробки с канцтоварами, бумагой и мелом, помогая нашей факультетской хозяйке М.М. Козловой, как выносил в коридор столы и стулья, освобождая аудитории для косметического ремонта. Казалось, это вовсе ни его дело. Однако Борис Иванович считал по-другому, чем сильно отличался от рядовых сотрудников нашего факультета.

     Ему всегда было до всего дело. Приведу всего лишь один эпизод из его жизни, свидетельствующий об ответственности и неравнодушии Березина. В начале 90-х годов к нам на факультет проникало немало самостийных торговцев. Помню, идем с Борисом Ивановичем по коридору в сторону его кабинета. В коридоре очень оживленно, потому что у студентов как раз перерыв в занятиях. Неожиданно мимо нас проходит молодой человек с большой сумкой наперевес. В руках он держит несколько красочных книг. В его сумке «челнока», плотно набитой книгами, как позднее выяснилось, были отнюдь не учебники. Уверен, что большинство коллег в то время (и я в их числе) вряд ли обратили бы на это внимание и спокойно прошли бы мимо. Между тем, в те годы на факультете произошло несколько краж у студентов. Борис Иванович, помня об этом, остановил молодого человека, который хотел спешно ретироваться, и попросил его пройти в кабинет. Там он выяснил, что это не наш студент, указал на недопустимость торговли на факультете и выпроводил книгоношу из здания. Университет был для Бориса Ивановича храмом науки, и он изгонял торговцев из нашего храма с почти библейской суровостью.

     Я уже отмечал, что Борис Иванович был сильным организатором. В 1980 году он возглавил первый курс, эффективно работал с ним в течение 5 лет и в итоге превратил этот курс в один из самых интересных студенческих коллективов. Надеюсь, что его выпускники тоже найдут возможность написать добрые слова о своем начальнике курса.

    Борис Иванович, как я уже писал, уделял значительное внимание спорту. Он ухитрялся «выбивать» для факультетского волейбола максимальное число игровых дней. причем в удобное для нас время. Большая заслуга Бориса Ивановича и в том, что факультетская газета выходила регулярно, и в том, что факультетский театральный коллектив ставил спектакли регулярно, а не от случая к случаю.

     У незаурядных людей нередко бывают неожиданные слабости и увлечения. К примеру, Борис Иванович был заядлым грибником. Я в те годы тоже увлекался «грибной охотой». Мы часто передавали друг другу «секретную информацию» о том, где в Подмосковье «пошли» грибы. У него, впрочем, как и у любого серьезного грибника, было свое укромное местечко вблизи Рогачевского шоссе. Там под соснами и елями Борис Иванович собирал в грибную страду обильный урожай белых грибов и выглядел в те дни по-настоящему счастливым.

     Борис Иванович занимал серьезную должность, был, как говорится, на виду, выполнял сложнейшую работу заместителя декана факультета, и в то же время оставался скромным, доброжелательным человеком, работал на износ не ради славы, а на совесть. Своим самоотверженным трудом, внимательным отношением к преподавателям и к студентам он добился глубокого уважения коллектива факультета. Борис Иванович Березин стал Заслуженным преподавателем МГУ и получил высшую по Уставу Московского университета – Ломоносовскою премию за многолетнюю и успешную педагогическую деятельность.

     Борис Иванович относился к свои публичным выступлениям с большой ответственностью, в них всегда чувствовалось уважение к коллегам. Он тщательно готовил свои доклады, с которыми выступал на многочисленных факультетских встречах и собраниях. Его выступления не были наполнены напыщенными фразами и чрезмерной патетикой, за которыми нередко ничего не стоит. Задачи и цели, поставленные Борисом Ивановичем в его выступлениях, были максимально понятны всем сотрудникам кафедры. Березин не только четко формулировал задачи, как и подобает математику, но и разрабатывал алгоритм достижения поставленных целей. В то же время он не ограничивал инициативу сотрудников и поощрял творческий подход к делу. Неудивительно, что людям было легко с ним работать, и все насущные для коллектива вопросы решались быстро и качественно.

     Не могу не упомянуть еще одно свойство Бориса Ивановича – желание и умение постоянно находиться на переднем крае технического развития современного общества. Согласитесь, для замдекана на факультете ВМК - это важная черта характера. Березин не только быстро овладел персональным компьютером, но и в дальнейшем с большим успехом применял разнообразные технические новинки в работе и в жизни. В 1999 году мы чествовали на нашей кафедре великого Александра Андреевича Самарского, который в том году получил Государственную премию. Александр Андреевич тепло относился к Борису Ивановичу и пригласил его на фуршет. Березин явился с какой-то новой, «навороченной» фотокамерой и сделал несколько снимков. На короткое время он покинул помещение, где проходил фуршет, но спустя всего 3-4 минуты вернулся. Мы увидели, что он держит в руках фотографии, сделанные на обычных листах бумаги формата А4. Большинство коллег, конечно, удивились и наградили Бориса Ивановича заслуженными аплодисментами.

     Единственное, с чем в характере Бориса Ивановича я так и не смог смириться – это с его с отношением к собственному здоровью. Мы с друзьями уверены, что Борис Иванович не ушел бы из жизни так рано, если бы уделял больше внимания своим недугам и прислушивался к советам докторов и близких друзей. С одной стороны, Борис Иванович вел активный и здоровый образ жизни, и это было прекрасно. Спорт очень его поддерживал, давал силы для работы. С другой, Борис Иванович терпеть не мог разговоры о здоровье и о его собственных болячках. Когда с ним кто-нибудь заводил беседу на эту тему, Борис Иванович частенько махал рукой и говорил: «Давай не будем об этом». Конечно, зацикливаться на проблемах со здоровьем нельзя, и в этом он был прав, однако столь легкомысленно относиться к застарелым болячкам тоже не дело. Математики знают, что обычно существует множество псевдо-решений сложной задачи, среди которых всегда есть единственное правильное решение. Вечно откладывая общение с врачами на потом, мы упускаем время и задвигаем серьезные проблемы со здоровьем в дальний угол, откладываем их «на завтра», когда, возможно, правильного решения у этих задач уже не будет.

     Я уже упоминал о том, каким находчивым и остроумным человеком был Борис Иванович. Думаю, случай, о котором я хочу рассказать в конце моих воспоминаний, его бы изрядно повеселил, и он бы добавил к нему немало ярких деталей.

     Это почти детективная история о том, как мы с Борисом Ивановичем поймали абитуриентку, которая пыталась поступить на наш факультет мошенническим путем. События происходили более 20 лет назад, в конце девяностых годов прошлого века. Это был первый и, похоже, единственный случай в МГУ (по крайней мере, о других я не слышал) полного разоблачения группы мошенников, которые в те годы буквально «облепили» Университет, наживаясь на доверчивости и человеческих слабостях родителей плохо подготовленных абитуриентов.

     Мы знали, что во время приемной кампании в МГУ действовало несколько групп, «гарантировавших» абитуриентам поступление на ведущие факультеты университета. В конце 90-х годов экономический факультет испытывал настоящий бум популярности, на него поступали очень хорошо подготовленные абитуриенты, многие из которых могли бы успешно учиться на факультете ВМК и мехмате. Не удивительно, что экономический факультет в числе первых начал использовать технические средства контроля при проведении вступительных экзаменов. Эта деталь имеет важное значение для моего дальнейшего рассказа.

     Итак, события происходили жарким солнечным днем в начале июля, когда на ВМК проходил устный экзамен по математике, а на экономическом факультете абитуриенты одновременно сдавали экзамен по какому-то другому предмету. Борис Иванович и я находились в его кабинете, обсуждали текущие экзаменационные дела (в тот год я как раз являлся заместителем секретаря приемной комиссии). Звонит городской телефон (мобильных тогда, конечно, еще не было). На другом конце провода декан экономического факультета профессор В.П. Колесов говорит – Борис Иванович, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет. Экономисты в то время занимали четвертый и пятый этажи, а мы располагались на шестом и седьмом этажах. Напомню, что наши приемные комиссии контактировали не только благодаря тому, что мы были соседями, но и потому, что мы проводили на экономическом факультете вступительный экзамен по математике (ключевой для экономического факультета). Поэтому между факультетами отношения были дружескими. Итак, заходим в кабинет Колесова, и Василий Петрович сразу обращается к Борису Ивановичу: – Мы перехватили радиосвязь. Кажется, это происходит на вашем факультете, поскольку речь идет об экзамене по математике. Василий Петрович прибавил громкость, и мы с Борисом Ивановичем стали внимательно прислушиваться к диалогу абитуриентки с «объектом», который явно находился вне нашего учебного корпуса. Мы напряженно ждали, чтобы услышать голос экзаменатора и установить аудиторию, в которой абитуриентка отвечала на вопросы, используя подсказки извне. То, что абитуриентка использует подсказки, мы определили сразу. Ответы ее были затянуты, и между вопросами и ответами повисали длинные паузы. Наконец, последовал уточняющий вопрос экзаменатора. Мы переглянулись, сразу узнав его. Тут я замечу, как важно было руководителям факультета и экзаменационной комиссии знать своих экзаменаторов не только в лицо, но и по голосам. Мы моментально идентифицировали голос экзаменатора. Это был опытнейший и очень тонкий экзаменатор. (Правда, позднее, он признался, что никакого подвоха, к сожалению, не почувствовал). Поблагодарив Василия Петровича, мы быстро вернулись в кабинет Бориса Ивановича. Надо было спешить, поскольку экзамен стремительно приближался к окончанию, это мы поняли по вопросам. Чтобы установить аудиторию, в которой шел экзамен, нам потребовалось не более минуты. Борис Иванович быстро связался с подполковником милиции, дежурившим в нашем корпусе, и попросил его зайти, а я тем временем отправился к аудитории. Заглянув в нее, и убедившись, что это та самая аудитория, я пригласил экзаменатора выйти на минуту в коридор. За дверью я попросил его продолжать опрос абитуриентки до прихода милиционера.

     Дальше все происходило, как в настоящем детективе. У двери аудитории появились Борис Иванович, подполковник милиции, и с ним еще один неброский человек средних лет, назовем его специалистом, который держал в руке целлофановый пакет с неизвестным содержанием. Поначалу я удивился появлению этого человека, но быстро понял его роль в ключевой сцене этой «пьесы». Мы отошли от аудитории метров на двадцать, чтобы избежать нежелательных свидетелей, и стали ждать окончания экзамена. Выглянув в коридор и увидев нашу «опергруппу», уважаемый экзаменатор понял, что «спектакль» пора заканчивать, и достаточно быстро и без суеты это сделал. Из аудитории выпорхнула радостная абитуриентка, получившая хорошую оценку. Девушка направилась в нашу сторону. Навстречу абитуриентке направились подполковник милиции и специалист. Мы с Борисом Ивановичем остались на месте и с любопытством наблюдали за развитием событий. Подполковник подошел к абитуриентке и попросил у нее паспорт (для проверки личности), а специалист остановился за спиной девушки, чуть сбоку. Абитуриентка стала доставать паспорт, и в этот момент специалист едва уловимым движением кисти подал сигнал подполковнику. Он означал, что приемная и передающая аппаратура расположена на абитуриентке. Вот для чего у специалиста был в руке целлофановый пакет с неизвестным содержимым! Все происходило очень спокойно, даже рутинно, и ни у кого, кто мог наблюдать эту картину, не вызывало ни малейшего интереса. Подполковник вместе с абитуриенткой подошли к нам. Абитуриентка была невозмутима (ее хорошо подготовили к подобной ситуации) и внешне ничем не отличалась от других девушек. Подполковник попросил нас  найти аудиторию для более подробной беседы с абитуриенткой. Мы всей компанией прошли в свободную аудиторию. Подполковник задал девушке ряд формальных вопросов, а затем спокойно спросил: «Вы использовали на экзамене какие-либо технические средства?». Она спокойно ответила: «Нет, не использовала». Подполковник продолжал: «Я еще раз при свидетелях вас спрашиваю, находится ли при вас радиоаппаратура для связи с внешним источником информации?». Девушка немного подумала. затем твердым голосом ответила: «Нет, при мне нет никакой аппаратуры». «Хорошо, - сказал подполковник, - тогда я еще раз спрашиваю, имеется ли у вас аппаратура для связи и готовы ли вы добровольно отдать ее нам?» Последовал твердый ответ: «У меня ничего запрещенного нет». Подполковник сообщил абитуриентке, что он будет вынужден произвести досмотр, для чего попросил нас пригласить двух понятых. Абитуриентка в ответ не проронила ни слова. «Вот это выдержка!» – подумал я и отправился в приемную комиссию, чтобы пригласить студентов третьего курса, работавших в комиссии, для досмотра. В жизни драматические и комические ситуации часто переплетаются. Я спросил ребят: «Кто готов принять участие в досмотре абитуриентки, подозреваемой в использовании технических средств на экзамене?». Пришлось добавить, что помимо физического досмотра, возможно, придется снимать часть одежды. Все парни дружно ответили: «Готовы немедленно приступить к выполнению задания». Посмеявшись, я пригласил двух студенток, с которыми мы вошли в аудиторию. Подполковник, как в сказке, в последний раз обратился к абитуриентке: «Готовы ли вы добровольно сдать имеющуюся при вас аппаратуру или мы сейчас начнем досмотр в присутствии понятых?». Лишь теперь нервы у абитуриентки сдали, и она негромко сказала: «Я сама готова снять имеющуюся у меня аппаратуру». 

Надо подчеркнуть, что мошенники, прикрепившие на девушку приемно-передающие устройства, поработали профессионально. Позднее в беседе с абитуриенткой выяснилось, что она встретилась с мошенниками за два часа до экзамена. За это время на ней была размещена вся аппаратура (весьма компактная) и проведено ее инструктирование по использованию этой аппаратуры, а также отработана манера общения абитуриентки с мошенниками и с экзаменаторами. Девушка раскаялась в содеянном, и руководство факультета решило не заводить уголовное дело. Позже, просмотрев ее письменную работу, я понял, что она также была выполнена с помощью тех самых «помощников». В общем, если бы у девушки была медаль, то эта плохо подготовленная абитуриентка была бы зачислена на наш факультет без экзамена по устной математике.

     Вот такая «детективная» история приключилась с Борисом Ивановичем и со мной больше двадцати лет назад. За годы нашей совместной работы случалось много разных коллизий и ситуаций, и всегда я восхищался тем, как Борис Иванович с честью выходил из самых трудных испытаний. Для меня Борис Иванович всегда будет Человеком с большой буквы, и я сохраню светлую память о дорогом друге и коллеге до конца моих дней.
 


Comments

No comments posted.
Loading...

Archive
January (1) February March April May June (1) July August (5) September (6) October November December
January (1) February March April (1) May (1) June July August September October (1) November December (3)
January February March (1) April May June July August September October November December
January February March April May June July August September October November December
January February March April May June July August September October November December
January February March April May June July August September October November December
January February March April May June July August September October November December
January February March April May June July (1) August (1) September October November December