Михаил Гончаров

September 14, 2014  •  Leave a Comment

 

  • Почему вы решили поступать в университет, на ВМК?
     

В детстве я хорошо соображал, рассуждал и решал всевозможные задачки, и родители часто говорили, что я буду учиться в МГУ. Я не возражал.

Я не учился в какой–то специальной школе, я просто интересовался математикой, прочитал все книги М. Гарднера, сам решал много задачек, в том числе и для поступающих в МГУ, и поэтому на вступительных экзаменах по математике получил 9 баллов и был сразу зачислен.

  • Ваши впечатления об Альма-матер?
     

Ощущение причастности к наследию прошлого, к тому, что было и сто, и двести лет назад. Поражали жизненный опыт и человеческие качества преподавателей. Особенно мне запомнились лекции Ильина, который мог начать лекцию с анекдота, говорить шутками. Общаясь с такими людьми, я, словно, впитывал от них традиции, которые передаются от сердца к сердцу, от ума к уму, от учителя к ученику. Очень хотелось бы, чтобы эта цепь не прерывалась.

Сейчас, когда ко мне приходят устраиваться на работу специалисты, закончившие различные вузы, я на наглядном примере осознаю высоту уровня образования в МГУ.

  • Как вам помогает полученное образование?
     

Мне оно дало чувство здравого смысла и умение работать с алгоритмами и логическими цепочками. Это и есть математика.

Многие люди оперируют не понятиями, а словами. Когда же они берутся за конкретную задачу, они начинают плавать. Математик же всегда оперирует чёткими понятиями — это помогает быстро установить причинно–следственную связь, что особенно важно в бизнесе.

  • Почему же вы отдали предпочтение бизнесу, а не науке?
     

Я учился в очень сложное время для страны, когда средняя зарплата была 3—4 доллара. Было ясно, что в ближайшей перспективе мне трудно будет добиться результатов в области науки, а для меня очень важен осязаемый результат в работе.

В то время все пытались заниматься бизнесом. В зоне «В» на доске объявлений можно было увидеть самые разнообразные предложения: от продажи 10 тон чугунных болванок до бутылки дорогого французского коньяка.

Летом после третьего курса я пытался найти работу. Начинал с того, что перебирал мандарины, работал на хладокомбинате, потом по объявлению на той самой доске пошёл мыть окна в гостинице «Университетская». Проработав месяц, и сказал бригадиру, что сам хочу заключать с организациями договора на мытьё окон. Около года я так работал. Мне удалось заключить договор даже с Министерством путей сообщения: шесть студентов, нанятых мной, успешно вымыли все окна на Красных Воротах.

А потом начался другой период в моей жизни — поставка аудио–видео техники в магазины Москвы. Все мои достижения рождались не из того, что кто–то что–то мне предлагал, а из того, что я сам находил. Как–то, узнав, что одна компания испытывает проблемы со сбытом крупной партии аудио–видео аппаратуры (они торговали через биржу), я сказал, что готов попробовать продать это в ГУМ и в ЦУМ.

Товароведы были очень удивлены, потому, что это был первый случай, когда товар поступал не с базы, но, тем не менее, смогли заключить договор. Первые продажи были очень хорошие: за пол–года я заключил договора еще с 20 универмагами города Москвы, после чего компания забросила торговлю через биржу, и все менеджеры стали работать с крупными универмагами других крупных городов.

Тем временем я придумывал разные проекты: например, мне хотелось продавать игровые приставки. И однажды, узнав о выставке–продаже товаров из Гонконга, я отправился туда и нашёл двух подходящих поставщиков, которых пригласил познакомиться с моим директором. Ошеломлённый моей инициативой директор, с горящими глазами прибежал на встречу — до сих пор эти компании в партнёрских отношениях.

Два года я самостоятельно занимался дистрибуцией бытовой техники. Но в 1998 году, когда произошел кризис, весь товар, взятый магазинами на реализацию по старым ценам, за них же и был продан, а закупить на это новые партии было уже невозможно. Так были потеряны практически все деньги, заработанные за два года.

Две недели я погоревал. Потом я написал «манифест» под названием «Положение стране», опубликованный после одним из ведущих Интернет–порталов того времени и вызвавший большой резонанс среди читателей: некоторые даже предлагали мне стать губернатором. Но мне было 28 лет и совсем не хотелось в общественную жизнь.

И я стал думать о том, что бы начать делать что-то новое. Идею блинов я увидел в Париже, аналогичные заведения были и в США и Канаде, а у нас же никто этого не делал. Я написал бизнес-план по созданию и развитию сети быстрого питания на основе русских блинов, и направил его в Департамент потребительского рынка Москвы и в Мэрию на имя Лужкова, с просьбой рассмотреть и оказать содействие. Когда секретарь принимала письмо, то, посмотрев на текст, облегчено вздохнула: «Первый нормальный человек, до этого было 80 сумасшедших».

От Лужкова мой план пришёл в Департамент с визой: «Разобраться и, при необходимости, помочь». И меня тут же вызвали, я сделал презентацию на компьютере — они восхитились, сказали, что такого никогда не видели. А потом в коридоре втихомолку спрашивали: «А кто у вас в Мэрии есть?» — никто не верил, что такую резолюцию можно было получить без знакомств. Много было скептиков, которые считали, что если нет протекции, то и пытаться не стоит. А дело в том, ЧТО написать и КАК. Не хвалюсь, но считаю, у меня было написано на пять с минусом.

И на масленицу Департамент меня направил на выездную торговлю. Затем, посетив префектуру и выступив с докладом, я получил предложения от некоторых глав Управ. Дальше пошло развитие.

  • Как рос «Теремок»?
     

Я считаю, что каждый год у меня появляется новая фирма: каждый год наши обороты удваивались.

Когда компания из 5 человек вырастает до 10 человек, то нужно полностью менять структуру управления и перестраиваться. Такой процесс развития идёт постоянно, и это интересно. Сейчас у нас уже 2 тысячи человек. И если я начинал с того, что самостоятельно печатал, а затем ламинировал первое меню, то сейчас я просто формулирую стратегические идеи, а через месяц вижу воплощенный результат этой идеи. Но многие идеи по продажам и маркетингу инициируются уже не мной: я их только одобряю.

За 2008 год оборот «Теремка» составил 105 млн. долларов (при 86 ресторанах в Москве и Петербурге), что означает, что мы занимаем 3—5 место на рынке фаст–фуда в стране. (Первое занимает «Макдоналдс», затем с почти одинаковыми показателями идут «Ростикс», «Крошка Картошка», «Сбарро».) Сейчас мы запускаем новый проект «Битте гриль», под ним будет продаваться немецкая кухня: котлетки и сосиски.

  • Что стало начальной точкой возникновения «Теремка»?
     

Концепцию «Теремка» я начал с бизнес–плана. Мне изначально хотелось не просто открыть какой-то ресторан, приносящийся доход, а построить такой бизнес, который может расти и увеличиваться. Наши рестораны ориентированы на среднего потребителя, наша аудитория — вся страна — огромная ниша потенциальных клиентов. Я считаю, что если человек ориентирован на какую то идею, а не на удовлетворение сиюминутных финансовых потребностей, то он реализует её.
 

 

  • А искали ли Вы у кого-то одобрение, у мамы, например?
     

Она работает у меня и до сих пор возглавляет Службу качества.

  • Ну, а, быть может, в момент становления у Вас были какие–то сомнения?
     

Какие сомнения?! Шикарнейший план такой, я только мечтал о том, как бы его скорее реализовать. А план, как я купил три книги про бизнес–план, прочитал их, но тоже не целиком, посмотрел какие блоки должен в себя включать и стал писать, ведь это тоже процесс творческий.
 

  • Какие слова должен произносить человек, что бы вы приняли его на работу?
     

Он должен говорить о работе: о своих возможностях и о своём интересе. Принимая поваров на работу, я всех просил рассказать какой–нибудь простой рецепт и слушал, как они рассказывают. Некоторые отвечают вяло, лишь бы ответить, некоторые — словно отвечают заученный в техникуме билет. Но я беру тех, кто действительно любит своё дело и рассказывает о своей работе так, что «слюнки текут» от одних слов. Человек должен быть увлечён тем делом, на которое он идёт.

  • Хватает ли у Вас времени и сил на какие то ещё занятия, кроме работы?
     

Да! Я и книги коллекционирую и реставрирую, и на музыкальные фестивали езжу, путешествую, и с детьми занимаюсь. Я читаю неимоверное количество журналов, Интернет.

  • Отчего зависит успех?
     

От умения найти что-то новое, обработать информацию и принять правильное решение. От умения быстро сориентироваться в ситуации и вовремя вспомнить что–то нужное. Каждый день нам предоставляется три–четыре варианта решения, и, чем опытнее человек, тем чаще он выбирает правильное.

  • Что бы Вы пожелали нынешним студентом?
     

Поменьше цинизма и побольше попыток что–нибудь сделать, несмотря на то, что все кругом говорят, что ничего не получится. 


Comments

No comments posted.
Loading...

Archive
January (1) February March April May June (1) July August (5) September (6) October November December
January (1) February March April (1) May (1) June July August September October (1) November December (3)
January February March (1) April May June July August September October November December
January February March April May June July August September October November December